Руководитель знаменитого ракетного предприятия рассказал о чувствах после полета ракеты Илона Маска, о том, как Порошенко выполнил 10% обещанного и что может вытянуть предприятие из кризиса

Последние дни весь мир бурно обсуждает историческое событие в мире космонавтики – 30 мая частная компания американского бизнесмена Илона Маска SpaceX со второй попытки запустила частный корабль Crew Dragon с астронавтами на орбиту.

В Украине это событие чуть ли не стало всеукраинским праздником, а Илон Маск – национальным героем. А ведь до недавнего времени именно украинские ракеты летали с шести космодромов мира и страна была на пятом месте среди государств с космическим сектором. Но все изменилось, и наш флагман по производству ракетно-космической техники «Южмаш» последние годы находится в состоянии тяжелого кризиса.

О причинах такого состояния предприятия, о том, что нужно сделать для его возрождения, а также о том, когда у нас появится свой Илон Маск и полетят ли украинцы на Луну и Марс, «Страна» спросила у генерального директора «Южмаша» Сергея Войта.

 – Компания Илона Маска SpaceX со второго раза отправила на орбиту корабль Crew Dragon с двумя астронавтами на борту. Астронавты долетели до Международной космической станции впервые за девять лет с территории Америки. И впервые в истории – усилиями частной компании. Как вам вообще такая новость? Что это означает с точки зрения развития космонавтики?

– Это серьезный успех не только космической отрасли США, но и всего мира, потому что впервые частная компания обеспечивает отправку астронавтов в космос. Нарушена монополия РФ на пилотируемые полеты. Плохо, когда есть монополия. А когда частная компания конкурирует с огромной страной – это всегда хорошо, влияет на развитие всех отраслей, не только космоса.

Запуск Илоном Маском, точнее его частной компанией, двух астронавтов означает большой прогресс в развитии пилотируемой космонавтики. Это означает, что космос становиться более доступным. Если космос будет более доступным, то появится больше потребностей в доступе в космос и, соответственно, возрастет спрос на услуги в обеспечении доступа в космос. С учетом этого «Южмаш» рад успеху компании SpaceX и поздравляет своих коллег с этим большим успехом.

– А если по-честному, какие эмоции у вас вызвала новость про ракету Маска – восторг или чувство ревности?

– Смешанные чувства. У них хоть и частная компания, но посмотрите, как помогает государство и общество. Мы часто ездили на пуски «Морского старта» (плавучий космодром для запуска ракет «Зенит-3SL». – Ред.). И сейчас участвуем в одной из американских программ, где делаем первую ступень ракетоносителя «Антарес». Мы видим, как позитивно настроены люди, государство. Если бы у нас так было!

– Приведет ли это к тому, что другие частные компании, например Apple или Bоеing, также запустят свои ракеты? Или эта ниша будет монополизирована Маском?

– Не думаю, что только Маск будет этим заниматься. Есть компании, которые проявляют амбиции не только в США, но и в Европе, и в Китае. Появляются частные компании и в нашей стране. Думаю, что вскоре они тоже будут выходить на рынок, начнется борьба.

– С 2014 года «Южмаш», судя по сообщения в СМИ, находится в глубоком кризисе. Назовите, пожалуйста, основные причины этого.

– Первая – наш статус госкомпании, который не позволяет нам двигаться вперед. Нам необходимо изменить статус. Нам нужна корпоратизация компании. Вторая причина – отсутствие государственной поддержки по вовлечению «Южмаша» в международную кооперацию по производству ракетно-космической техники. За рубежом есть свои, куда нас просто не пускают. Я понимаю, что, если бы мы были в космическом Европейском агентстве, мы бы принимали участие в тендерах, а так Европа хочет от нас одного – чтобы мы передали чертежи наших разработок, чтобы им не разрабатывать. Но изделия нам не заказывают. А я против продажи технологий, которые отработаны годами.

Ну и главная проблема – отсутствие госзаказа. «Южмаш» никогда не участвовал в реализации государственных программ в сфере промышленной политики. Мы можем работать везде, даже в атомной промышленности, но мы туда не попали. Мы не являемся исполнителями государственного оборонного заказа. С 2014 года и до сегодняшнего дня, к сожалению, мы не получили ни одного оборонного заказа. В течение полугода мы прорабатываем новые заказы, но пока контракты не заключены.

Ранее еще можно было к такому заказу относить работы по программе «Циклон-4», но после того как Бразилия в 2016 году отказалась от участия в этой программе, у «Южмаша» не осталось ни одной реально действующей национальной космической программы. То есть оставшиеся у «Южмаша» космические проекты ориентированы на зарубежных заказчиков, что, в свою очередь, увеличивает внешнеполитические риски.

– В свой последний визит президент Зеленский обещал как-то повлиять на ситуацию и загрузить предприятие. Что-то изменилось?

– После визита министр обороны начал с нами разговаривать. Уже хорошо. Сейчас идут переговоры, готовим документы.

– В 2014 году «Южмаш» совместно с Россией работал над изготовлением ракет «Зенит» в рамках международного проекта «Морской старт». Такая работа составляла около 70% загруженности космического направления завода. После начала конфликта на Донбассе в 2014 году все работы по проекту остановили. Насколько большую роль в проблемах предприятия играют проблемы в отношениях с Россией?

– В 2015-2018 годах мы начали возобновлять «Морской старт» с компанией S7 Sea Launch Ltd. Но в 2019 году они остановили финансирование, и в результате недополученный доход составил 206 млн грн. Опять не получилось.

– А причина?

– Я считаю, политическая: наши отношения с Россией. Мы заключали контракты с американской фирмой, но учредителем этой компании является Россия, а без нее невозможно было сделать «Зенит».

На самом деле нам достоверно не известно, что произошло в компании S7 Sea Launch Ltd или с ее владельцами, но фактически с 2019 года они прекратили всяческое взаимодействие с «Южмашем». Как результат – «Южмаш» потерял денежные поступления, что привело к возникновению задолженности по заработной плате работникам «Южмаша».

– Если коротко: как бы вы охарактеризовали состояние предприятия сегодня?

– Предприятие в кризисном состоянии, но мы можем выполнять заказы.

– Какова задолженность по зарплате перед сотрудниками предприятия на данный момент?

– За 2019 год задолженность по зарплате с налогами составила около 200 млн гривен, а состоянием на сейчас – 210 млн.

– Как вы намерены выходить из этой ситуации?

– Нам нужна помощь государства, чтобы погасить задолженность. Мы подготовили пять законопроектов и проекты постановления Кабмина. Профильный комитет Верховной Рады должен рассмотреть эти вопросы.

– А каков механизм погашения?

– Государство окажет нам финансовую поддержку. Дайте нам заказы, и мы все отдадим. Мы сейчас выпускаем ракетную технику для Италии, Америки, но этого очень мало.

– А сколько сейчас работает людей на предприятии?

– 5500 человек.

– А раньше сколько работало?

– В СССР работало 55 тысяч. Последние десять лет до 10 тысяч, а в 2014-м – 7-8 тысяч людей. Средний возраст работающих около 60 лет, а уровень заработной платы приблизительно 6-7 тысяч грн. Это, в основном, жители Днепра и области. Сейчас многих пришлось отпустить, многие сами уходят. Тяжело будет собирать кадры, так как они стареют, а молодежь не идет, потому что заказов нет. Хотя вы не представляете, как глаза горят у людей, которые разбираются в этом, как они хотят работать.

– На территории предприятия хранится жидкое ракетное топливо – гептил. Из-за отсутствия денег на его утилизацию и долги за электроэнергию эксперты говорят, что существует угроза взрыва. Насколько критична ситуация и что вы намерены предпринять в условиях острого дефицита средств?

– На сегодняшний день ситуация очень плохая. Мы уже ко всем обращались, потому что это уже крик души. На сегодняшний день из 34 млн грн – выделили 15 млн грн из резервного фонда. А вообще нужно 110 млн грн. Но будем бороться дальше. Сложно сказать, что случится, если утилизации не будет. Процесс трудноконтролируемый, а если еще отключат электроэнергию из-за долга в 30 млн грн, то может случиться что угодно. Но мы стараемся, договариваемся.

Пишем в Кабмин бумаги. Правда, иногда они остаются без ответа. Похоже, что госорганы Украины не рассматривают всерьез потенциал украинских предприятий по созданию вооружений. «Южмаш» в течение последних четырех лет делает практические шаги по модернизации существующих и созданию новых систем вооружений, но, почему-то МОУ просто молчит. Странно, не так ли?

– Вернемся к теме госзаказа и президентского патроната. За последние годы на предприятие приезжали два разных президента, Порошенко и Зеленский, обещали госзаказы, выплату задолженности и многое другое. Что из обещанного выполнено?

– Это хитренький вопрос. Не хочу выделять Зеленского, но при Порошенко выполнили 10% из того, что обещали. Мы получили один заказ по закрытому контракту. И все, больше мы ничего не получили, вопреки обещаниям.

– А что вы конкретно просили?

– Корпоратизацию. Частный космос набирает обороты, поэтому мы хотели получить статус не государственного предприятия, а акционерного общества. Я об этом уже говорил. В государстве одни правила, а в акционерном обществе – другие. При этом наблюдательный совет состоит из государства и независимых экспертов. Сейчас у нас 70% прибыли забирает государство, мы почти ни на что не влияем. Инвесторы, узнав, что мы государственное предприятие, сразу же уходят. Пусть даже 100% акционерного общества принадлежит государству. Я 10 лет лично всем рассказываю о необходимости корпоратизации, но нас до сих пор не трансформировали. Почему? Объяснить никто не может. Не хотят.

– Идею корпоратизации также активно продвигает глава космического агентства Владимир Усов. Его протекция вам как-то помогла?

– Есть проект закона. Подтолкнула к этому ситуация, когда в Днепр приехали депутаты из комитета экономического развития парламента и провели заседание, но пандемия коронавируса притормозила процесс. Чтоб там ни говорили, а Усов мыслит правильно, пытается ускорить этот процесс.

– Рада приняла закон, который позволяет частным компаниям приобщиться к разработке и запуску украинских космических кораблей. По вашей оценке, какие последствия от принятия этого закона? Как много частных компаний занимаются космической деятельностью? Появится ли у нас свой Илон Маск?

– Есть серьезные компании, с которыми мы начали работать по многомиллионным контрактам. Идет сейчас кропотливая работа над этими контрактами. Нас радует, что частные компании начали размещать заказы на «Южмаше».

– Что дальше ждет человечество в плане освоения космоса? Когда полетим на Луну и Марс?

– На Луне уже были люди, поэтому на Марс тоже полетят. Илон Маск не «кричал» заранее всем, что астронавты полетят на его ракетоносителе, а они улетели. А сказал он об этом за месяц до вылета. Реализация этих проектов – всего лишь дело времени.

– Как в этом может участвовать Украина?

– Украинские предприятия смогут участвовать в мирном космосе со всеми странами. С тем же Илоном Маском. Есть проекты, у нас были закрытые разработки по Лунному модулю на «Южмаше» при СССР, но Украина не в состоянии возобновить эту программу, потому что она многомиллиардная, но участвовать мы будем. Все реально, я в это верю. Мы создали «Мрию», «Зенит», а сейчас восхищаемся Маском, но мы тоже способны создавать новые и достойные изделия.

– Актуален ли в Украине космический туризм?

– По техническим причинам у нас пока это невозможно. На данный момент мы делаем наброски специального самолета, который может быть задействован для космических запусков. Мечтать – мечтаем.