Знаменитый австриец пошел против семьи, гордился сравнением с грызуном и брал за пилотирование доллар

Завтра будет девять дней после смерти легендарного автогонщика – трехкратного чемпиона Формулы-1 Ники Лауды. Как мы сообщали ранее, весь год знаменитый австриец боролся с последствиями пересадки легкого. Он уже шел на поправку, однако настигла новая беда — грипп, повлекший проблемы с почками. Ники несколько раз проходил процедуру диализа в госпитале Цюриха. Именно там 20 мая 2019-го Лауда тихо ушел во сне. Ему было 70 лет.

ПОШЕЛ ПРОТИВ СЕМЬИ

Для выступлений в автоспорте нужны деньги. И семья Лауды была не бедной, но совсем не поощряла его увлечение. Первый автомобиль – «Фольксваген» – родители подарили Ники за окончание школы. Вот только школу он так и не окончил, а аттестат подделал: «С первого дня отношения со школой у меня не сложились. Я не понимал смысл. Начиная с 12 лет я больше интересовался машинами, чем остальным». «Фолькс» заменил «Остин Купер», который будущий трехкратный распотрошил в первой же гонке. Средства на ремонт авто любимому внуку дала бабушка. Дед был более суров: когда Лауда пришел в банк за ссудой для участия в Ф-1 сезона-1972, казалось бы, сделка была на грани завершения, но один из членов правления ветировал займ. Этим банкиром и был Ганс Лауда, дед Николауса. Лауда-старший был крупным промышленным магнатом: несколько бумажных фабрик и место в правлении крупного австрийского банка. Семья надеялась, что Ники пойдет по его стопам. Но он выбрал руль.

«РИСКУЮТ ИДИОТЫ»

Хотя в первые сезоны Лауда активно попадал в аварии, он не любил лишний риск. Предпочитал ездить с холодной головой и всегда пытался оценить ситуацию до ее возникновения. Ники разделял оправданный и неоправданный риски: «Если вы делите вещь на черное и белое, вы разбираетесь с ней гораздо быстрее». Яркий пример — Гран-при Японии-1976. Лауда решил сойти из-за ливня и нулевой видимости. Это стоило ему титула чемпиона мира. За ясность рассудка и постоянную оценку рисков журналисты прозвали его «Компьютер».

КРЫСА

Из-за особенного прикуса верхняя челюсть Ники выступала вперед, что в совокупности с внешностью делало его похожим на грызуна. Недруги так и прозвали Лауду – Крыса. Любой бы оскорбился, но не Николаус. Напротив, он гордился сравнением с таким хитрым и расчетливым животным: «У крыс сильный инстинкт самосохранения. Они выживают». Дошло до того, что Ники заменил на шлеме собственное имя на «Суперкрыса».

СУДЕБНАЯ УГРОЗА

Первой командой, решившей оплачивать гонки Лауды, стала небольшая БРМ. После успешного сезона пилот согласился на новый, трехлетний контракт. В процессе переговоров в «Феррари» из БРМ ушла местная звезда Клей Регаццони. Энцо Феррари спросил того о Лауде – швейцарец рассыпался в комплиментах. Коммендаторе отправил Ники предложение, от которого было невозможно отказаться. БРМ не подали в суд на пилота или Феррари: команда была на грани банкротства, разбирательство бы их добило.

ПРЯМОЙ КАК РЕЛЬСА

О крутом нраве Лауды ходят легенды. Как-то на тестах «Феррари» он назвал болид куском дерьма. На возгласы техников «Это же «Феррари»!» Ники ответил: «Это красное дерьмо на колесах. Я постараюсь превратить его в болид». При переходе в «Макларен» австриец запросил зарплату в 5 млн долларов: «Я возьму за пилотирование 1 доллар. Остальное – цена за мое имя».

Но больше всего характер Ники проявила гонка в Германии в 1976-м. Пилот попал в страшную аварию: болид врезался в отбойник, вылетел на трассу и загорелся. Несколько минут Лауда горел заживо и вдыхал испарения топлива, пока его не вытащил другой пилот, Артуро Мерцарио: «Словно древний бог, он прошел сквозь огонь и освободил меня от ремней. Но этот подвиг не изменил его отношения. Он постоянно ругал меня в итальянских газетах. И продолжил после несчастья. Настоящее бескорыстное спасение – он вырвал из огня парня, которого не мог терпеть». Лауду доставили в госпиталь и ввели в кому. Врачи давали невысокие шансы на выживание: лицо обгорело, а раковины ушей начисто сгорели. Ники отреагировал просто: «Мне определенно стало проще говорить по телефону». А через 40 дней он вернулся в гонки. «Человек встал из могилы и за 40 дней вернулся на трек. Невероятный подвиг», – отзывался о Лауде его известный соперник Джеймс Хант. Их история легла в основу фильма «Гонка».